12-ая СВОБОДНАЯ ПРОПОВЕДЬ

 

"Ещё древние додумались... до искусного приёма обуздания: тех, кого можно, подавляли, а кого нельзя - возвышали. Но возвышение - это тоже средство подавления"

(Лу-Синь)

 

"О позоре напрасно ведешь со мной речь.

Ведь позор моей славы опора.

И напрасно велишь ты мне славу беречь.

Моя слава - источник позора..."

(Руми)

 

Каждый в своей жизни самостоятельно делает открытие, что на противоречиях, противоположностях и парадоксах мир стоит. Из противоречий состоит и сам человек. О своих (возможно ваших) противоречиях я немного расскажу.

 

Помню в юности детской (суворовское училище) мы не раз смотрели советский боевик о пограничниках. Я как все, переживал за наших, хороших, но вот в фильме наступал такой момент, когда шпион, явно нехороший, будучи преследуем, оказывался в безвыходном положении, в одиночестве против многочисленных противников. Вроде бы всё нормально, справедливость торжествует, но что-то меня смущало. Покопавшись в своей душе, я понял, что мне стало жалко шпиона именно в тот момент, когда положение его стало безнадежным и явно в неблагородной позиции. Позднее такого неблагородства я стал замечать вокруг себя гораздо больше. Например, в книгах и кино наши разведчики всегда оставались положительными, умными и даже честными, несмотря на то, что на каждом шагу лгали, лицемерили, ложно клялись, убивали и подличали по-всякому. Противники же наши во всех делах своих были отъявленными мерзавцами...

 

Со временем я разобрался, что такой официальный воспитывающий ширпотреб в любой стране и естественно, что где-нибудь за границей "наши" превращались в красных бандитов. Всё это давно стало привычным, но редко кто интересуется, что на самом деле, где истина.

 

Казенно-патриотическое воспитание любой страны явно или неявно живет по старинному правилу: цель оправдывает средства. За правое дело (другие громкие слова...) можно совершать любые преступления, только называть эти преступления смелым решением, искусной дипломатией, остроумной тактикой, даже геройством, на худой конец "вынужденной мерой".

 

На фоне общепринятой, пожалуй во всем мире безнравственности средств, меня поразило то, что я узнал о декабристах, раннее никогда не слыханное. Работник музея рассказывала слушателям, что декабристы после ареста сами выдавали своих товарищей властям. Не из подлой выгоды или боязливого малодушия, а именно от высокой, немыслимой сейчас, нравственности. Эти редкие люди считали, что лгать, хитрить, криводушествовать и перед врагом нечестно.

 

Но я отвлекся. Чувство жалости к попавшему в беду (даже врагу, позже - якобы врагу), о котором я узнал в детстве, сохранилось у меня на всю жизнь. Симпатии мои всегда были на стороне слабых, обиженных, проигрывающих... во всяком деле, важном и неважном. Слабые мне чаще казались хорошими. Или вот ещё схожая странность. Если кто-нибудь сильно осуждает и ругает человека (иногда событие, вещь), мне хочется за него заступиться, я чувствую несправедливость такого одностороннего обвинения. Но если кого-то (что-то) сильно хвалят, превозносят, говорят только положительное, у меня естественно возникает неприятие и чувства противоположные. Всегда ложь - только ругать или только хвалить. Такие понятные чувства испытывают многие, но сколько я видел удивительно кровожадных зрителей или болельщиков всегда за сильного, бывают и злобные, не прощающие до конца...

 

"Присутствие энтузиаста обдаёт меня крещенским холодом, и, я думаю, частые сношения с вялым флегматиком сделали бы из меня страстного мечтателя" Это слова М.Лермонтова. И я (и вы) тоже так. С оптимистами я немного пессимист, с пессимистами я немного оптимист; с "красными" я немного "белый", с "белыми" - "красный" ; с "капиталистами" - "коммунист", с "коммунистами" - "капиталист"; с "правыми" - "левый", с "левыми" - "правый"; с шовинистами - националист, с сепаратистами - великодержавник... с верующими я немного атеист, с безбожниками - верующий.

 

Такую черту у себя и других я вполне одобряю. Она, правда, может быть выражена не очень приятными словами, вроде "нейтральное болото", "преступное равнодушие", "ни рыба, ни мясо"... или похуже "ничтожному опасно попадаться меж выпадов... могучих недругов", "и те по шапке дадут и эти"... Но можно также подобрать красивые слова: мир, справедливость, беспристрастность, гармония между небом и землей или золотая середина.

Моё мировоззрение вполне согласно с мудростью древних и я останусь с ним.

 

 

Искусственное возвеличивание чревато нехорошими последствиями. Оставив в стороне навязчивую политику, приведу пример из области безобидной литературы. Назовем имя А.С. Пушкина. Без политики не обойтись, но здесь она поспокойнее. Скажите, для чего такая избыточная официальная прославляющая шумиха? С одной стороны, везде принятое чествование больших людей и казенно-патриотическое воспитание в честь юбилея. А с другой? Присвоив Пушкину ярлык божка, надеются получить некие большие дивиденды? Вы думаете, его будут лучше знать, больше читать, учиться тому возвышенному идеалу, тем простым и глубоким мыслям, которые встречаются в его произведениях? Сомневаюсь... Возвышение - подавляет, трескотня отпугивает и без того немногих читающих...

 

Теперь другой взгляд на эту тему. А стоит ли Пушкин такого прославления? "Океан", "гений", "великий родоначальник" и прочее. Кое в чем, может быть, но по большому счету вряд ли. Потому что существуют в мире великие поэты, несравненно большие Пушкина, но о которых у читающей публики нет и понятия. Публика читает то, что печатают массово и рекламируют СМИ, а печатают то, что кажется приемлемым с позиций сегодняшнего дня и подогревается гос.культурной и элитной модой.

 

К Пушкину я всегда относился дружелюбно. "Капитанская дочка", "Евгений Онегин", "Дубровский" и сказки ещё со школы поставили его на достаточную высоту юношеского классика. Повзрослев, Пушкина я больше не трогал: он мне по - прежнему казался блестящим, но несколько молодым. К тому времени я уже был немного знаком с Руми, Саади, Джами, Фирдоуси и другими звездами Востока, ещё раньше мне открылись имена Шиллера, Шекспира, Гете и некоторых наших поэтов. Назойливое возвеличивание "гения" с орденами "пушкиноведам" вызывало естественное раздражение. Длительные дифирамбы кому бы то ни было закономерно, даже физиологически, вызывают противоположную реакцию. (В этом плане нами приобретен и общественный всенародный опыт от прославления "мировых вождей" и других "величайших гениев всех времен и народов")

 

Ну а вдруг я не прав со своей оценкой, стал я почитывать и думать. Специальный научный обзор всего творчества Пушкина мне не доступен да и не нужен. Книги плодят новые книги и конца этой суете не видно. Я читатель, я и судья и, чувствуя уверенность, всегда буду прав в собственной сравнительной оценке. Прав для себя и похожих, навязывать не стану кому-то своё мнение, но и меня (вас) не переубедят чуждые специалисты, большие академики. Как говорится, дурака не переспоришь и не докажешь. Но вот кто дурак? Где найти сверхъестественного объективного человека, чтобы рассудил нас.

 

Я не оригинален в любом вопросе. Очень авторитетные ученые утверждают, что мышление неграмотного крестьянина в принципе не отличается от мышления ученого интеллектуала. Трижды доктор, трижды лауреат и трижды гений может быть весьма понятен и даже примитивен для своей жены, для прохожего с улицы, для своего яростного оппонента, для десятков-сотен других людей... и для собственной собаки.

 

Сократ - эталон мудрости, но знаменитая сварливая Ксантиппа, жена философа, вероятно не разделяла эту точку зрения. Для неё окружающие мужи, "умеющие жить", большие начальники и большие владетели, несомненно превосходили её мужа, воображающего и вечно спорящего...

А наши жены, чужие половинки, не разделяющие наших убеждений, разве не те же Ксантиппы? Исторических примеров тоже сколько угодно. Но что это доказывает? А ничего. Пред Богом все равны. И сегодня женщины на экскурсиях сочувствуют не великому Толстому, бессмертному гению человечеству, а Софье Андреевне, молодя-щейся и заботящейся о себе, детях и "завтрашнем дне"

 

Жизнь-то живая, жизнь-то продумана! "Глупый легкомысленный упрямый человек" это частное предположение осуждающей воображаемой величины. Наш он или она! Попытайтесь понять эту "легкомысленную" вселенную, напрягите все силы для приближения к ней. И вы увидите, что "глупость" неодолима, сильна и даже мудра для наказания, вразумления или упражнения вашего. Кто как поймёт, что кому соответствует, что кем заслужено...

 

Штрих о глупости. Недаром говорят, что дураков и чудиков в фильмах могут сыграть только самые талантливые актеры. Глупость посильна уму. Глупость выше ума. "Записки сумасшедшего" не случайная тема для многих великих писателей...

 

Штрих о женщинах. Пушкин, увлекающийся, искренний, страстный и довольно безалаберный женолюб, а позже страдающий муж, все же не понимал женщину, "имея их", но зная только отдельного себя, свою жажду удовольствия и своё страдание. Мудрый Шекспир превосходит Пушкина. Глубоких, остроумных и простых истин об этой важнейшей проблеме (для мужской части человечества) вы встретите у него большое множество. Это я сужу только по одной книге трагедий Шекспира в лучшем, или "приручившем меня", переводе Лозинского. Конечно, Шекспир заслуживает того, чтобы предоставить ему большее слово, но эта моя книжка требует иерархии: Шекспир и даже великие персы-суфии уступают Книгам.

 

Ограничусь двустишием из "Отелло". Помните остроумные и слегка циничные рассуждения Яго о женщинах. Создавая известные типы женщин искусственной перестановкой четырех качеств: красоты, отсутствия её, ума и глупости и характеризуя каждый из них, Яго неожиданно уравнивает всех.

 

"Коль изучишь дурнушки глупой нравы,-

С красоткой умной равные забавы".

В главном - не об уравнивающем сексе речь-то идёт. Женщина всякая - одинаковое у п р а ж н е н и е! Не для каждого, но для "изучающего".

 

 

Вернемся к Пушкину. Почувствовав уверенность в своей сравнительной критике поэта, я как-то пару раз высказал её вслух. Боже, что я услышал. Велика заслуга патриотического воспитания. Оскорбления, грубые и тонкие (когда аргументов нет), от прямых противников и заочных... Интеллигентные товарищи, которым я имел честь сообщить не общепринятое мнение, к сожалению, не были ценителями или знатоками Пушкина. Не читают они его и читать не будут. Но гордость великоросская, а точнее обыкновенное обывательское самолюбие, усиленное в коллективе-толпе или тот же конформизм, привитый с детства, большое дело. Правда, похожа эта гордость на великодержавный шовинизм с типичным для последнего невежеством и пренебрежительным отношением к чужому, в данном случае поэзии. Немного обидно мне было тогда, лет 20 назад, от такого наплевательского отношения к истине, но взгляды мои не изменились.

 

Зато, когда я в другой раз высказал мнение (свою творческую находку!) о том, что древние персо-таджикские поэты по своему мировому значению, оказывается, значительно превышают великого Пушкина, никакого возмущения не последовало. "Я об этом давно знаю", - ответил собеседник-таджик. (Бытовой кухонный детский лепет всё, что я говорю. Эти вещи не сравнимы и не сопоставимы. Согласен, и, тем не менее, всё жизненно. Другая здесь тема. Распрекрасного отечества и ничтожного человечества...)

 

Пушкин гений. Возможно. Но гений местный, национальный, русский (какой только не русской крови в нём не намешано. Не случайно и это. Попадись он сейчас, "черномазый", в руки уличных патриотов...). Пушкин великий патриот, но ведь патриот он своего края, своей родины. Чем же он может прислужиться всей планете, всем языкам и народам. Пушкин великий мастер поэтического слова, создатель русского литературного языка (на голом месте, из ничего?), "...в своём творчестве поднял ряд великих вопросов общественной и политической действительности того времени" ... (общие пустые слова)

 

Ну и что же? Речь ведь идет о мировом политическом Олимпе, о международном признании великого русского поэта. Там он занимает скромное место. Неужели вам этого мало? Кто из сейчас живущих может надеяться на посредственное хотя бы мировое значение рядом с Пушкиным или Байроном. Зачем спорить?

Пушкин все же талантливейший стихослагатель, мастер словесной формы, а не содержания. Не звучит словосочетание Пушкин-мыслитель. Для человечества мало быть блестящим пиитом, надо знать ещё нечто универсальное, нечто важное для всех, то, что никогда не стареет, то, что зовется высшей человеческой совестью и пониманием вечных вопросов о смысле, о цели, о вечности, о Боге.

 

Однажды в журнале я наткнулся на характеристику, данную Пушкину одним из лицейских воспитателей. "Имеет более блистательные, нежели основательные дарования, более пылкой и тонкой, нежели глубокий ум" Можно согласиться. "От Пушкина не ждал более, чем он дал. "Бориса Годунова" ставит низко, даже и "Евгения Онегина". Гоголя - высоко..." (из воспоминаний о Толстом)

 

В маленькой библиотеке, которой я сейчас пользуюсь, почему-то оставлены (Аллахом... жизнью) только два разрозненных тома Пушкина, 1-й том из пятитомника и 3-й из трехтомника. 3-й том я прочел и перечел до конца с удовольствием и пользой, выписал даже кое-что. Но 1-й том... Есть отличные стихи, чувствуется талант, как говорят, но не более. Темы молодого и должны быть молодыми: друзья, пирушки, ум самолюбивый и основное - "что может быть важней на свете женщины прекрасной", любовь лирическая, поэтическая, вольная, свободная, распущенная... Часть стихов, из опубликованных только, вполне может украсить современное порнографическое искусство, даже скабрёзное.

 

Да, женщина для мужчины от сотворения мира великое добро и зло, великий соблазн и великое испытание. Сколько талантов погубила "ля фам"... Пушкин немало страдал в жизни из-за "прекрасных женщин", от мучительной "горячки пламенной", "её терзаний роковых". Женщина и погубила поэта. Иные "общественно-политические взгляды", "придворное враждебное окружение" или "заговор"... всё это может быть и было, но главное не это. Вот два предложения, специалиста и самого поэта о последнем периоде жизни. "Всё ненавистнее становилось Пушкину высшее петербургское общество, где любила бывать Наталья Николаевна" (одному ненавистнее, другая любила, ничего не видя и не чувствуя?...) "Для вдохновения нужно сердечное спокойствие, а я совсем не спокоен".

Браки, говорят, совершаются на небесах. Красавицу блестящую поэт заслужил, а жену - нет.

 

Сейчас я больше "против", потому что кругом - "за". Диалектика. Ещё один аргумент. Критики, рассуждая о мировом значении Пушкина, сетуют на то, что за границей Пушкин очень мало известен и вероятно оттого, что, мол, нет хороших переводов и талантливых переводчиков. Зачем ломиться в открытые двери? Упрощенно и грубо говоря, Пушкин не звучит в переводах оттого, что переводить нечего. Национальная блестящая, пусть гениальная форма, не переводится, а глубоких общечеловеческих ценностей в стихах Пушкина не так уж много. Возможно ещё причина в том, что поэт больше атеист, чем верующий в вечность, а в некоторых мелких стишках даже богохульник.

 

Ведь отлично знают за границей и хороши любые переводы Достоевского, Толстого, Тургенева, Чехова... На всех языках звучит Шекспир, Саади, Гете, Хайям.., а великие Книги, Библия, Коран и другие остаются первыми во всех переводах... ( )

 

Пушкин не звучит по той же причине, по которой не звучит и любой другой сугубо национальный поэт. Тарас Шевченко гораздо ближе сердцу моему, но я не стану сравнивать его с кем-то и не буду огорчаться оттого, что его мало знают и в переводах он не читается. Каждому своё.

 

А.С. Пушкин - выдающийся поэт и гордость русской литературы, но для всего человечества его значение скромно.

 

 

Если я нечаянно встречу любителя или знатока творчества Пушкина, и он вдохновенно и просто расскажет о неизвестных мне сторонах "неисчерпаемого русского гения", то я буду молча внимать, широко раскрыв глаза и уши. Пушкин обогатил меня, и я не недооцениваю поэта. Предусмотрена (!- жизнь живая, вы помните синонимы...) в моей жизни одна историйка.

 

Однажды (совсем случайно?) мне пришлось присутствовать на спектакле в небольшом московском театре-студии. Не знаю, как грамотно описать то, что я увидел, но смысл я передам точно. На сцене попеременно разгуливали два артиста, мужчина и женщина, и читали длинное стихотворение русского классика, уверен, Пушкина. Звучала магнитофонная музыка, на сцену лилось уютное разноцветное мягкое освещение... Через пять минут я себе места не находил и сидел как на иголках. Как они безобразно читали, как уродовали Пушкина, не вникая или не понимая смысла, искажая, гримасничая, акцентируя мелочи. И это всё солидно, уверенно и с хорошей дикцией. Такое "искусство" далеко не ново.

 

"Искусство чтения считалось в том, чтобы громко, певуче, между отчаянным завыванием и нежным ропотом переливать слова, совершенно не зависимо от их значения, так что совершенно случайно на одно слово попадало завывание, а на другое - ропот". (Л.Толстой)

 

Артисты, красивые мужчина и женщина, на сцене держатся хорошо, им бы лучше модели модные демонстрировать или в официанты-стюардессы отправить, а в театре нужно другой талант и ум иметь, а не бумажку-диплом. Но, может быть, они не виноваты, мода такая в искусстве или режиссер оригинальный пошляк.

 

Наверно мода. С Толстым похуже сделали, с "Отцем Сергием". Я даже не выдержал и большое письмо в прошлом году напечатал на машинке и отправил в "Мосфильм" знаменитому актеру и режиссеру. Пушкин - молодой, но из Толстого дурака сделать - это уже зловещий симптом деградации "перелицовывающей". Должна же быть хоть какая-то честность и беспристрастность искусства "социалистического реализма"! "Письмо в защиту Толстого", так я и назвал его позже. Повторяюсь о Боге я в нем, но читать мне его и сейчас не стыдно. Пусть будет стыдно актеру и режиссеру, умеющим жить, не ответили мне даже вежливой отпиской. Я-то у них ничего не прошу, истина дороже.

 

Письмо в защиту Пушкина я писать не стану, но та импровизированная декламация со сцены оставила самое неприятное впечатление. Я больше всех страдал за Пушкина, потому что в конце этого ужаса всё было чинно и гладко, зрители аплодировали, подносили цветы, актеры улыбались и кланялись. Пушкин называл такое "светская чернь", на сегодня такое называется чернь интеллигентствующая, и актеры и зрители. Жалко поэта, жалко творчества.

 

"Болдино. Болдинская осень... можно ли произносить эти слова без волнения?" Можно. Обыкновенное художественное лицемерие, несмотря на момент. И не на пользу духу Пушкина. (И чтобы закончить моё любительство, вспомним из тех давних размышлений ещё одного русского классика)

Сейчас я читаю (читал) Лескова и у меня на глазах выступают слёзы от идеальной тоски по скромным и необыкновенным людям. Таким как Голован, инженеры-бессребренники, некрещеный поп, "игумен кадетского монастыря" генерал Перский, эконом Бобров, отец архимандрит и другие "ужасные идеалисты". Заметьте, порядочные люди были в любой социальной среде: и среди мужиков, и среди монахов, и среди помещиков, и среди образованной интеллигенции, и среди высших духовных чинов, и среди сильных мира сего в придворных кругах.

"З хама не буде пана"- говорят в Украине. Хам не от происхождения социального, но от духа врожденного. Есть чернь и плебеи низкие среди аристократствующих и правящих. Человек везде остается человеком.

 

Если бы сейчас, именно сейчас через 20 с лишним лет после школьного детства, мне предложили написать сочинение на тему "Твой любимый литературный герой", я выбрал бы образ "четвертой особы в государстве" квартального Рыжова, Однодума.

 

"... есть в нем вредная фантазия. А в чем она заключается?

* - Библии начитался

* - Ишь его, дурака, угораздило!

* - Да; начитался от скуки и позабыть не может.

* - Экий дурак! Что же теперь с ним сделаешь?

* - Ничего не сделаешь: он уже очень далеко начитан.

* - Неужели до самого до "Христа" дошел?

* - Всю, всю прочитал.

* - Ну, значит шабаш.

 

Пожалели и стали к Рыжову милостивее. На Руси все православные знают, что кто всю Библию прочитал и "до Христа" дочитался, с того резонных поступков спрашивать нельзя; но зато этакие люди что юродивые, - они чудесят, а никому не вредны, и их не боятся".

 

"Рыжов нимало не заботился, что о нем думают: он честно служил всем и особенно не угождал никому; в мыслях же своих отчитывался единому, в кого неизменно и крепко верил, именуя его учредителем и хозяином всего сущего. Удовольствие Рыжова состояло в исполнении своего долга, а высший духовный комфорт - философствование о высших вопросах мира духовного и об отражении законов того мира в явлениях и судьбах отдельных людей и целых царств и народов. Не имел ли Рыжов общей многим самоучкам слабости считать себя всех умнее - это неизвестно, но он не был горд, и своих верований и взглядов он никому и никогда не навязывал.., а только вписывал в большие тетради... с многозначительной надписью "Однодум"."

 

Я верю Лескову и знаю, что такие праведные люди и сейчас есть, но жизнь меня с ними не знакомит или застилает очи мои, чтобы разглядеть не смог. Идеалистов я тоже иногда встречаю, но не "ужасных", а половинчатых, партийных. Понимаю также, что в этих размышлениях я часто не прав, но сейчас "честь возвышенного дела" требует открытого обличения. А потом - я свободен, без пользы повторяться не стану и на время соглашусь с тем, что раньше меня возмущало: "достойна жалости недейственность добродетели". Но нет-таки! Достойна большей жалости участь недобросовестных. Пусть теперь Мухаммад напомнит им снова:

 

"Они те, которые купили ближайшую жизнь за будущую, и не будет облегчено им наказание и не будет им оказана помощь" (Коран)

 

Если захочет Жизнь, мы продолжим проповедь в следующий раз.

 

Однодум

 

(Вы обратили внимание, что лесковский Однодум и есть самый настоящий ханиф, т.е. богобоязненный человек, верующий в единого Бога. Истинный, искренний православный мусульманин жил, да и сейчас возможно живет в российской глубинке, исправно посещая церковь или не посещая совсем. Поразительно, как люди и с "высшим" бывают привязаны к ярлыкам-штампам и нетерпимы к малейшим отклонениям от стереотипа, пропагандистского пустого словесного трафарета, навязанного гос.казенным и лукавыми СМИ. Содержание религии им глубоко безразлично. Главное - слова звучащие и обряды, в шеренги и строем, не понимать и не думать. Делать "как все" в большом стаде.

Действительно, бараны, "зомби", роботы, "дубли"... ещё (или уже) не люди.

 

"Или ты думаешь, что большинство слышит и разумеет? Они ведь только- как скоты и даже больше сбились с пути". (Коран)

 

(Что те, что другие и третьи...)